20 апреля 1942 года завершилась битва под Москвой

20 апреля 1942 года завершилась битва под Москвой, ознаменовавшаяся переходом советских войск к наступлению и во многом предопределившая исход Великой Отечественной войны.

На что рассчитывали Гитлер и его генералы, нападая на Советский Союз? Ответ на этот вопрос можно найти в воспоминаниях Гудериана: «Верховное командование думало сломить военную мощь России в течение 8—10 недель, вызвав этим и ее политический крах. Оно было так уверено в успехе своей безумной затеи, что важнейшие отрасли военной промышленности уже осенью 1941 года были переключены на производство другой продукции. Думали даже с началом зимы вывести из России 60—80 дивизий, решив, что оставшихся дивизий будет достаточно для того, чтобы в течение зимы подавить Россию». Вестфаль писал в таком же духе: «Гитлер рассчитывал, что Красная Армия быстро развалится. Уверенный в своей победе, он даже приказал сократить объем продукции военной промышленности».
Провал плана «Барбаросса»

В начале войны политическое и военное руководство Германии откровенно торжествовало. 3 июля Гальдер написал: «Не будет преувеличением, если я скажу, что кампания против России была выиграна в течение 14 дней».

4 июля Гитлер самоуверенно заявил, что практически СССР уже проиграл войну. К концу сентября он дал указание главному командованию сухопутных войск подготовиться к расформированию 40 пехотных дивизий, чтобы использовать эту рабочую силу в промышленности. 9 октября он громогласно провозгласил: «Я говорю об этом только сегодня потому, что сегодня я могу совершенно определенно сказать: этот противник разгромлен и больше никогда не поднимется».

Оценки наших возможностей выстоять в войне с Германией, которые были даны иностранными военными и политическими деятелями, мало отличались от заявлений Гитлера и его окружения. Британский объединенный разведывательный комитет 9 июня 1941 года предсказал, что Германии для захвата Украины и Москвы «потребуется от трех до шести недель, после чего наступит полный крах Советского Союза». Начальник имперского генштаба Дж. Дилл полагал, что «с русскими будет покончено в течение шести-семи недель». Британский посол С. Криппс заявлял: «Россия не устоит перед Германией дольше трех или четырех недель».

23 июня военный министр США Г. Стимсон предположил, что немцы будут заняты войной с СССР «минимум один и максимум три месяца». Морской министр Ф. Нокс считал, что Германии потребуется для разгрома России «от шести недель до двух месяцев». Черчилль констатировал: «Почти все авторитетные военные специалисты полагали, что русские армии вскоре потерпят поражение и будут в основном уничтожены. Президента Рузвельта сочли очень смелым человеком, когда он в сентябре 1941 года заявил, что русские удержат фронт и что Москва не будет взята. Замечательное мужество и патриотизм русского народа подтвердили правильность этого мнения».

Многим на Западе в 1941 году казалось, что победа уже полностью в руках Гитлера, что СССР должен был по примеру ряда «цивилизованных» европейских народов проявить здравомыслие, послушно поднять руки вверх и смириться с немецкой победой и оккупацией. Им казалось, что всё рухнуло, ничто уже не может остановить чудовищного врага и спасти Советский Союз от окончательного краха.

Разгром близко подошедших к Москве немецких войск в декабре 1941 года был для иностранцев неожиданным «чудом». До сих пор многие чужеземцы не могут понять, что русское чудо скрывалось в душах наших людей, в их неистребимом желании быть непокоренными, отстоять свободу и независимость своей Родины. Наша победа была обусловлена высоким моральным духом народа, его непоколебимой стойкостью, великим патриотизмом и героизмом. Было проявлено огромное напряжение ума и воли, нравственно-духовных и физических сил в ходе трагически сложившейся борьбы, не дававшей, казалось бы, никаких оснований рассчитывать на успех. Но советский народ шаг за шагом приближался к победе.

Массовый героизм Красной Армии

Летом 1941 года вермахт, нанеся ряд тяжелых поражений Красной Армии, всё же не смог добиться решающих успехов. С первого дня войны она начала рушить пунктуально расписанные немецкие планы. 485 пограничных застав подверглись внезапному нападению, и ни одна из них не сдалась врагу. Многие бойцы попадали в окружение, но воевали до последней возможности. 41-я дивизия вместе с пограничниками пять суток удерживала Раву-Русскую. Серьезный удар по немецким войскам был нанесен в районе Перемышля. Захваченный неприятелем в ночь на 23 июня, он был освобожден 99-й стрелковой дивизией и удерживался до 28 июня.

Советские войска целый месяц героически обороняли Брест. В одном из помещений казармы Брестской крепости после войны обнаружили надпись: «Нас было трое, нам было трудно, но мы не пали духом и умрем как герои. Июль.1941». На кирпичной стене Брестской крепости были выбиты слова неизвестным солдатом: «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина. 20 июля 1941 года». Эта надпись была сделана на 29-й (!) день войны.

Писатель С.С. Смирнов, тщательно расследовав многие неизвестные факты обороны Брестской крепости, в газетных публикациях, а затем в своей книге «Брестская крепость» воздал должное многим героям. Среди них — отважный командир 44-го стрелкового полка П.М. Гаврилов, до конца выполнивший свой воинский долг, попавший в бессознательном состоянии после взрыва снаряда в плен 23 июля 1941 года. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 января 1957 года за героизм и мужество ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Такое же звание получил пограничник лейтенант А.М. Кижеватов, несколько раз раненный, но продолжавший сражаться с врагом, ушедший взрывать мост и героически погибший. Его мать, жена, трое маленьких детей попали в плен в 1942 году и были расстреляны гитлеровцами. В книге С. Смирнова отражено героическое поведение полкового комиссара Е. Фомина, попавшего в плен и расстрелянного немцами, командира батальона 125-го стрелкового полка В.В. Шабловского, комсорга С.М. Матевосяна, капитана И.Н. Зубачева, умершего в плену в 1944 году, секретаря комсомольской организации штаба 84-го полка А.М. Филя, воспитанника полка четырнадцатилетнего храбреца Пети Клыпы и других защитников крепости.

Героически бились с врагом миллионы советских людей. «Войска 3-й танковой группы, — писал в июле 1941 года генерал Г. Гот, — понесли большие потери. Моральный дух личного состава подавлен… Противник появляется повсюду и ожесточенно обороняется». Гудериан в работе «Опыт войны с Россией» писал, что русские генералы и солдаты «не теряли присутствия духа даже в труднейшей обстановке 1941 года».

Генерал Блюментрит поражался тем, с чем встретилась немецкая армия в России: «Поведение русских войск даже в первых боях находилось в поразительном контрасте с поведением поляков и западных союзников при поражении. Даже в окружении русские продолжали упорные бои». Гальдер в первые недели войны записал в «Военном дневнике»: «Следует отметить упорство русских соединений в бою. Имели место случаи, когда гарнизоны дотов отказывались сдаваться в плен, взрывали себя вместе с дотами». Офицер 18-й танковой армии вермахта с тревожным удивлением зафиксировал: «Несмотря на то, что мы продвигаемся на значительные расстояния, нет того чувства, что мы вступили в побежденную страну, которое мы испытали во Франции. Вместо этого — сопротивление, сопротивление, каким бы безнадежным оно ни казалось».

Можно ли как-то согласовать эти красноречивые показания немецких генералов и офицеров и многие приведенные выше факты с подлыми измышлениями Иващенко о том, что «миллионные массы бойцов и командиров перешли к немцам с оружием в руках»?

Более 400 советских воинов закрыли амбразуры дотов своими телами, спасая от смертельного огня товарищей. Более семидесяти из них — до Александра Матросова. Алексей Очкин после такого подвига остался в живых, врачи спасли его. Он написал автобиографический роман «Амбразура», в котором объяснил поведение своего героя. Накануне 60-летия Победы английская газета «Обсервер» признала: «Мощь самой сильной армии мира была истощена и, наконец, сломлена самопожертвенными подвигами русских солдат».

Немцы не смогли уничтожить главные силы Красной Армии западнее Днепра, что было основной целью плана «Барбаросса». Они окружили ряд советских дивизий, но те и в окружении продолжали отчаянно сражаться. Наши солдаты, ведя неравные бои с врагом и даже зная, что они наверняка погибнут, бились до последней возможности, твердо веря, что Россия победит. Без этой святой веры мы бы не победили.
promo 3d_shka март 9, 2017 13:35 1
Buy for 100 tokens
Автор - Steampunk3D. Это цитата этого сообщения Мы с Робертом Шекли тестируем модульный 3D принтер « 3D Старт»- 1 часть Арнольд торжествующе распахнул люк. – Вот! – воскликнул он. – Смотри! Это панацея от всех возможных бед! Грегор вошел внутрь. Он увидел…